Балет и танки: 25 лет ГКЧП

19 Августа 2016 10:40
0

«Лебединое озеро», трясущиеся руки вице-президента Янаева, Ельцин на башне танка, многотысячные митинги в столице трещавшего по швам государства – эти кадры в августе 1991 года облетели весь мир

Четверть века тому назад произошло судьбоносное для нашей страны событие, вошедшее в историю, как ГКЧП. Группа высокопоставленных руководителей СССР отстранила от власти президента Михаила Горбачева и объявила чрезвычайное положение. Их скорое поражение ускорило крах Советского Союза, который через считанные месяцы исчезнет с карты мира. О том, что в дни переворота происходило в Тамбове и Москве, читайте ниже. 

Баррикады столицы

В силу обстоятельств тамбовский журналист Валерий Седых весь день 19 августа провёл в Москве. «Мы шли по Тверской и видели, как москвичи собирались у здания Моссовета, со всех сторон оцепленное военными. Когда появились БТРы, люди двинулись им навстречу. Страха не было. Были азарт и уверенность, что это всё быстро закончится (хотя мы и не думали, что «путчисты» смогут продержаться так мало). И эти чувства не покидали меня и в Тамбове, куда я вернулся на следующий день», - вспоминает Валерий Борисович.

Балет и танки: 25 лет ГКЧП

Его коллега, корреспондент «Российской газеты» Евгений Писарев, также волей судьбы оказался в первопрестольной. Спустя годы Евгений Николаевич переносится в то хмурое утро: «Моросил мелкий дождь, москвичи были угрюмы и молчаливы. Часам к десяти я уже был в «Российской газете», где и узнал о государственном перевороте. Газета была создана молодым российским правительством при участии Ельцина, поэтому ГКЧП её прикрыл первой. Но сотрудники не расходились, а готовили к выпуску подпольный номер. А через час мы вместе с редакционным фотографом были у Белого дома. Народу к тому времени там собралось ещё немного, но люди быстро прибывали. Когда из окон полетели листовки с обращением Ельцина, обстановка более или менее прояснилась. Чувство недоумения сменила злость: какая-то самозваная шпана пытается нарушить мои планы! Сегодня это звучит пафосно, но было ещё и чувство личной ответственности за страну. Страха не было, было ощущение полного единения с теми, кто был рядом. На удивление быстро соорудили баррикаду, хотя я понимал, что такое боевой танк против безоружных людей, которые, тем не менее, всё прибывали и прибывали. Когда объявили, что ожидается штурм Белого дома, и к нам присоединились несколько вооружённых автоматами милиционеров, почувствовал, как по спине пробежал холодок. Но баррикад никто не покинул, хотя мы понимали, что если ГКЧП победит, то церемониться с нами не будут».

Балет и танки: 25 лет ГКЧП

Обком одобряет 

Для многих руководителей регионов известия из столицы, по улицам которой уже двигалась военная техника, были как гром среди ясного неба. Напряжённая атмосфера царила и в Тамбовском обкоме КПСС. Партийные руководители, получив шифротелеграмму из ЦК КПСС с требованием принять меры по привлечению коммунистов к содействию ГКЧП, ломали голову, как поступить. 

По словам следователя областной прокуратуры Токарева, часть секретарей назвали ГКЧП авантюрой. Например, секретарь Рассказовского горкома Николай Перепечин выразил сомнения в том, что этот орган будет признан легитимным. Секретари  Блохин, Зверев, Батищев вообще отказались давать ГКЧП хоть какую-то политическую оценку. Безусловно, на уровень активности обкома и облсовета, руководство которого так же ничего не выбрасывало в публичное пространство, повлияла недавняя отставка первого секретаря обкома Евгения Подольского. 

Несмотря на это, из обкома в ЦК всё-таки поступает телеграмма поддержки за подписями Блохина, Зверева, Батищева и Логачева. Областная партноменклатура рапортовала о том, что в регионе нормальная обстановка и большинством населения создание ГКЧП встречено с пониманием. Мало того – обком даже выразил обеспокоенность нерешительностью и медлительностью со стороны Комитета по отношению к Ельцину и его сторонникам. 

Балет и танки: 25 лет ГКЧП

В ожидании ареста

Ранним утром 19 августа Владимир Пеньков распахнул дверь Тамбовского горсовета, исполняющим обязанности председателя которого он тогда являлся. Сюда же спешил и Евгений Старостин, один из депутатов «Демократической фракции». 

В тот день никаких официальных заявлений от городских властей, которые ограничились призывом предпринять все меры для обеспечения стабильности и порядка, не прозвучало. За такое «молчание» в их адрес посыпались упрёки и обвинения от сторонников Ельцина. 

«В качестве руководителей на городском хозяйстве нас осталось двое – я и Павел Иванович Горбунов, председатель горисполкома. В 10 утра в облсовете до нас официально довели материалы ГКЧП, появились первые документы от Ельцина. Была атмосфера насторожённости, связанная с тем, что такие события готовятся в обстановке секретности, и никаких инструкций местные власти не получали. Я, как человек, стремящийся к правовому поведению, положил на стол слева - документы ГКЧП, справа - Ельцина, а посередине - закон РСФСР о чрезвычайном положении. У нас есть правовые нормы, и на введение чрезвычайного положения, и на неподчинение властям СССР должно было быть решение Верховного Совета РСФСР. Его не было. Никто не отменял действий Конституции РСФСР. Вся эта самодеятельность Крючковых и Ельциных меня не интересовала», - объясняет Владимир Пеньков.

В этот же день депутаты-демократы, активисты общества «Мемориал» создают комитет по защите Конституции и демократии. Возглавить его доверили Старостину. Очаг сопротивления ГКЧП сначала располагался в здании горсовета, позже в приёмной депутата СССР Валентина Давитулиани. Демократы переписывали от руки текст обращения Ельцина, распространяя его среди горожан. 

Балет и танки: 25 лет ГКЧП

По воспоминаниям очевидцев, воздух там был проникнут нервозностью, хотя с каждым часом, воодушевлённые известиями о решительных действиях Ельцина и москвичей, демократы смелели. «Больше всего мы удивлялись, почему нас не арестовывают. Я с опасением шёл в горсовет. Мы расклеивали листовки на улицах, 20 числа призвали к коллективной забастовке в троллейбусном депо. Сам я выступал у проходной завода «Аппарат». Люди шли потоком, многие проходили мимо, некоторые вокруг нас останавливались, слушали сочувственно и боязливо. Милиция как будто пропала. Всё это было похоже на сцену из «Бориса Годунова» - народ безмолвствует, только охи и вздохи»», - комментирует Евгений Старостин.

«Ход конём» Олега Бетина и «чёрные списки» демократов

Через несколько дней после этих событий в прокуратуру поступило заявление от главного агронома совхоза «Алексеевский» (Петровский район). В нём облсовет и обком обвинялись в создании в области органа, аналогичного ГКЧП. Но данный факт материалами следствия доказан не был. Об этом, а также о создании «чёрных списков» лидеров демократического движения, которые будто бы должны были подлежать аресту и чуть ли не расстрелу, есть информация и в других источниках. Но никакого документального основания эта версия не имеет.

20 августа Указы Ельцина поддержал малый совет Котовского горсовета и Сатинский сельсовет в Сампурском районе. Поэтому не вызывает удивления, что именно председатель Котовского горсовета Олег Бетин, де-факто занявший сторону Ельцина, вскоре очутился в кресле первого зама губернатора области. 

В отличие от официальных властей открыто на стороне ГКЧП выступила лишь городская организация ветеранов войны, труда и вооруженных сил во главе с председателем Сергеем Чмыховым. Правда, через несколько дней президиум облсовета ветеранов осудил «действия заговорщиков, ввергнувших страну и без того в тяжелое положение», и телеграмма Чмыхова была аннулирована.

Руководство завода технологического оборудования также поддержало ГКЧП. Об этом даже говорилось в передаче «Время» ещё 19 августа. Позже стало известно и о поздравительной телеграмме, которую в адрес ГКЧП от имени Ржаксинского Совета направил его председатель  Фёдоров. 

Балет и танки: 25 лет ГКЧП

Если говорить о реакции широкой общественности, то большинство тамбовчан оставались безучастными к происходившим событиям. Обстановка в те дни была хоть и тревожной, но в целом спокойной. Улицы усиленно патрулировались. Хотя без инцидентов не обошлось. По словам Евгения Старостина, один сторонник Ельцина был избит, а двое, когда расклеивали листовки, были задержаны сотрудниками правопорядка.

Заняли наблюдательную позицию областная прокуратура и милиция. Исключением стал, пожалуй, только милиционер Попов, активно помогавший демократам распространять листовки.

А 21 числа окончательно осмелевшие сторонники Ельцина уже вовсю митинговали, возмущаясь действиями ГКЧП и молчанием местных властей. Митинговали демократы и 24 августа.  Резолюцию митинга тогда огласил лидер тамбовской оппозиции Валерий Коваль, потребовав национализировать собственность КПСС и привлечь к ответственности партийных чиновников. «Пособников хунты к ответу», «Слава бесстрашию Ельцина и депутатов России», «КПСС – вон из России» - звучали эти и другие лозунги. А за час до митинга здания обкома и горкома компартии были опечатаны. 

Балет и танки: 25 лет ГКЧП

Деятельность КПСС была прекращена, началось крушение союзных структур, а 26 декабря этого же года распад СССР стал историческим фактом. Закончили своё существование региональные организации КПСС. В области изменилась политическая расстановка сил. Удалось прийти к власти, хоть и ненадолго, представителям оппозиции, сторонникам Ельцина. Впрочем, это уже совсем другая история.

Александр Смолеев

Поделиться:
Балет и танки: 25 лет ГКЧП
Просмотров: 1617
 

Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через социальные сети




Рассказать о ТвойТамбов:
Подписка на новости Получайте свежие новости на почту