Люди с ВИЧ – о жизни в Тамбове

29 Февраля 2016 14:00
0

Около миллиона россиян живут с диагнозом ВИЧ. В Тамбовском регионе - 1250 человек. Но это лишь статистика, сухие цифры Минздрава. ВИЧ – это судьбы живых людей. Они такие же, как и другие, здоровые. И они, как никто другой, нуждаются в поддержке и помощи. О том, как живут ВИЧ-инфицированные тамбовчане, толерантны ли к ним жители нашего города и почему больным зачастую приходится скрывать свой статус, читайте здесь

«Сначала я пыталась покончить с собой»

Татьяне – 45. Женщина сидит напротив меня во врачебной маске и шапочке. Подобные меры предосторожности, как и вымышленное имя, – непременные условия общения пациента ВИЧ-центра с журналистом. Жить открыто с подобным диагнозом в нашем обществе – дело нелёгкое. Ведь зачастую ВИЧ – это не только неизлечимая инфекция, но и изоляция, агрессия, дискриминация. 

Татьяна живёт с ВИЧ уже девять лет. Её заразил муж. Об этом она узнала, когда он умер. Супруг долго болел, скрывая от всех свой страшный диагноз. Лишь после инсульта его, уже парализованного и обречённого на скорый конец, увезла неотложка. При вскрытии обнаружили СПИД. Жена сдала анализы – результат неутешительный. Хорошо ещё, что ВИЧ не заразились дети.  

Сначала я пыталась покончить с собой. Потом запила сильно. Психологи поработали со мной, за что им большое спасибо, убедили меня в том, что люди с ВИЧ живут и 20 лет, и больше, и я выбросила все дурные мысли из головы, - вспоминает женщина. 

О её недуге знают только родственники и близкие друзья, которые отнеслись к ней с пониманием. «Никто от меня не отвернулся, никто меня и словом не попрекнул, тем более я никакого вреда обществу не приношу. Первой узнала моя близкая подруга. Она сказала, что меня не оставит, будет помогать, что нужно бороться. Коллеги по работе не знают. Но они у меня очень хорошие. Мне кажется, они догадываются, ведь они видели, что я лежу в ВИЧ-центре. Правда, никто мне никаких вопросов не задавал», - объясняет Татьяна. 

Люди с ВИЧ – о жизни в Тамбове

«Народ у нас, конечно, не толерантный»

Серьёзную поддержку она получает от своих товарищей по несчастью. Со многими из них женщина общается и в ВИЧ-центре, и за его пределами. Татьяна надеется на то, что в будущем учёные смогут найти вакцину от ВИЧ-инфекции. 

Особенно жалко больных малышей, которые уже с рождения обречены на адовы муки. А всё по вине их нерадивых матерей, которые могли родить здорового ребёнка, если бы только принимали препараты. Или изобрели хотя бы противовирусные лекарства без побочных эффектов, - вздыхает Татьяна.  

Моя собеседница уверена, что надо усилить просветительскую работу, постоянно объяснять людям, как не заразиться, что ВИЧ-инфицированные – такие же члены нашего общества, что не нужно к ним относиться, как к прокажённым. В общем, сделать так, чтобы мифы и страхи уступили место состраданию и доброте. 

«Народ у нас, конечно, не толерантный, непонятливый. Наши люди, увы, пока не готовы воспринимать нас без страхов и пренебрежения. Я считаю, что ВИЧ – это не приговор. Главное – не опускать руки. Если серьёзно относиться к своему здоровью, выполнять все рекомендации врачей, вполне можно жить полноценной жизнью. Конечно, иммунная система слабая, мы часто болеем, приходится придерживаться строгой диеты. Хотя среди нас есть и такие, которые самоубийственно относятся к своей жизни, не принимают препараты, не бросают свои вредные привычки. Вот что с такими делать?», - женщина разводит руками. 

Люди с ВИЧ – о жизни в Тамбове

На мой последний, наверное, самый больной вопрос отвечает после долгой паузы: 

Первые годы я к мужу на кладбище не ходила, вообще имя его даже произносить не хотела. А потом стала думать, что хороший он был человек, я счастлива с ним была. Но вот почему он не сказал почему?

Я никого не виню – сам виноват

Анатолию – 36. С ВИЧ он живёт меньше года. Кроме глаз, которые смотрят то на пол, то как-то отвлечённо в мою сторону, я вижу лишь маску. Он просит нашу беседу не записывать на диктофон – панически боится, что каким-то образом о его диагнозе могут узнать коллеги по работе. 

Конечно, известие о болезни меня ошеломило, но не шокировало. В какой-то степени я был к этому готов. Достоверно я не знаю, где заразился. Скорее всего, во время совместного употребления наркотиков, - неохотно произносит мужчина. 

О том, что он болен, кроме него и врачей знают, лишь мать и подруга. «Отнеслись с пониманием», - Анатолий краток, эту тему развивать он не хочет - «Больше никто не в курсе. Не дай бог коллеги об этом узнают, даже страшно представить их реакцию. 

Вообще наше тамбовское общество ещё не созрело, не готово понять и принять таких людей, как я. Это за границей и может быть в крупных городах ситуация другая, у нас до этого далеко. Взять даже мою маму, которая говорит – не приведи господь соседи или знакомые узнают, сразу от нас отвернутся, здороваться перестанут. Так что я до последнего ни с кем не буду откровенничать по этому поводу.

Анатолий утверждает, что ещё не до конца осознал свой статус. Кроме лёгкого недомогания пока вирус о себе не напоминает. Хотя, он уверен, что скоро ему всё же придётся пройти терапию. «Я никого не виню – сам виноват», - мужчина нервно смотрит куда-то в сторону. – «Что мне остаётся делать? Стараться жить обычной жизнью, руки не опускать, лечиться, ведь многие люди живут с этим диагнозом и десять, и больше лет. В общем, ВИЧ – это ещё не приговор».  

 Александр Смолеев.

Новости по теме:   здравоохранение тамбовчане
Поделиться:
Люди с ВИЧ – о жизни в Тамбове
Просмотров: 7872
 

Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через социальные сети




Рассказать о ТвойТамбов:
Подписка на новости Получайте свежие новости на почту