Трагедии порохового завода: «Этот день стал последним не только на заводе, но и последним в его жизни»

24 Марта 2016 15:00
0

Накануне взрыва Алексей Левашов написал заявление об увольнении

О брате, 39-летнем Алексее Левашове, рассказывает его родная сестра Елена Владимировна Конина. Алексей умер в ожоговом центре на третьи сутки после взрыва на Тамбовском пороховом заводе 11 марта 2016 года.

- В семье нас было двое, Леша – старший. Казалось бы, старший брат должен заступаться за сестренку, но у нас все было наоборот! Например, ломался у Лешки велосипед, а ремонтировала его я. Зато брат был очень веселым, добрым, заводным. Вокруг него всегда собиралась дружная компания. На его похороны пришли все друзья детства, все до одного. Настолько были крепкие дружеские отношения. Леша был очень верным другом.

Алексей Левашов

Алексей Левашов окончил автодорожный техникум и всю жизнь просидел «за баранкой». От первого официального брака у него осталось двое детей – дочь Дарья 1999 года рождения и сын Денис 2005 года рождения. С первой женой Ольгой Алексей расстался по-хорошему, оставив большой дом уже бывшей семье. Детей никогда не бросал, всегда был рядом. Потом они по согласию продали дом. Леша купил Ольге трехкомнатную квартиру, а себе «однушку». Все для детей и уже бывшей жены. Он даже ни сколько не сомневался, что поступил правильно. Со своей второй женой Надеждой, Алексей жил в гражданском браке. Счастливая пара не раз планировала оформить отношения, но постоянно что-то мешало.

- Когда Надя ждала уже второго ребенка - первая у них дочка Света, 2007 года рождения -  я «насела» на него и сказала, что давно уже пора перевести Надю на нашу фамилию. Лешка был «за» обеими руками. 11 февраля Надя родила ему сына и в качестве подарка от любимого мужчины получила обручальное кольцо и предложение стать официальной женой. Брат и костюм свадебный купил…  В нем и похоронили.

Кризис заставил пойти Алексея Левашова  на завод. Он и отработал там всего ничего. Мы все его отговаривали,  он тоже искал работу по профессии.  Самое главное, что он ее нашел. В понедельник, 14 марта, он должен был ехать в Москву на работу, водителем, к чему душа лежала.  В пятницу Алексей должен был писать заявление об увольнении, но решил доработать по графику последний день.

Этот день стал последним не только на заводе, но и последним в его жизни. Сразу же после того, как мы узнали о трагедии и куда отвезли брата, я поехала в больницу. Я практически не покидала ее, ожидая конца. 

О том, что мой брат не выживет, я знала сразу. Врачи сказали, что надежды нет. Только чудо. Чуда не произошло. На второй день у Леши отказали почки, и началась интоксикация, остановить которую уже не смогли. 13 марта моего брата не стало. Я, если так можно сказать, уже была готова к фразе врачей, что «остановилось сердце», а вот от Нади и родителей я просила врачей информацию скрывать и говорить только одно: «состояние крайне тяжелое».

В тот же день к нам приехала Хлусова Л.В., заместитель главы администрации Котовска, и практически от нас не отходила. Наде сразу вызвали психологов, которые были с ней и с дочкой Леши, пока мы занимались организацией похорон. За нами закрепили Назарову Елену Валентиновну, которая была с нами на связи в любой момент времени.

К слову, сразу после трагедии, к нам приезжали не только Хлусова, но и Васяткин с завода, и кто-то из службы «Доверие», плохо помню. Они дали свои телефоны, чтобы мы обращались в случае необходимости. 

Вскоре назрел вопрос, который заставил меня набрать номер телефона Васяткина, заместителя директора «ТПЗ». Я позвонила, представилась, на что получила ответ: «Кто? Что? А что вам надо?». Я просто положила трубку.

Гололобов, председатель профкома, был у родителей Нади, т.к. они проживают вместе, в тот день, когда к нам в город приезжал губернатор Никитин. О чем они говорили, я не знаю.

Трудно задавать вопросы, а Елене с трудом удается говорить. «Вы сами меня спрашивайте, я все расскажу». Спрашивать о состоянии родителей и жены не хотелось, и так все понятно. Но тут Елена сказала сама.

- Очень жалко и Надю, и детишек Леши и, конечно, родителей. Мама старается держаться, плачет и смывает свое горе слезами. У нее в прошлом году инсульт был. А вот папа… Папа ушел в себя и меня очень беспокоит его состояние. Я встретила знакомых, они мне сказали, что наш папа даже уменьшился в размерах. У папы больное сердце. Он до сих пор работает мастером на очистных. Старается уходить на дальний участок, чтобы быть одному. Лишь бы ничего не случилось. Здоровье у них не то.

Я получила за Алексея с декабря 2015 года (как он пришел на завод) за январь 13000 рублей, и за февраль-март, включая «расчет» 39000 рублей. Отдала алименты на детей Ольге, первой жене, остальное отнесла Наде. На памятник мне сказали денег нет, но мы уже заказали. Оплатил или нет завод, я не знаю, но из ритуальной компании мне пока не звонили.

Если вы захотите еще что-то узнать о моем Лешке, то спрашивайте. О брате можно говорить бесконечно!

 

Яна Стоящая

Поделиться:
Трагедии порохового завода: «Этот день стал последним не только на заводе, но и последним в его жизни»
Просмотров: 5250
 

Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через социальные сети

Твой Тамбов в соцсетях. Присоединяйся!

Рассказать о ТвойТамбов:
Подписка на новости Получайте свежие новости на почту