«Родители были в морге, где находилось обезглавленное тело паренька»

7 Апреля 2016 14:00
1

На долю Татьяны Мухиной выпали похороны старшего сына и забота о больном муже. Жизнь ребенка и здоровье мужа отнял злосчастный пороховой завод в Котовске.

К Татьяне Николаевне в гости я приехала 5 апреля. Красивая, но опустошенная женщина позвала меня в дом, усадила на диван и начала свой рассказ.

- Я считаю, что о таких ужасных трагедиях должны знать все, - убрав быстрым жестом слезы, сказала Татьяна Мухина. - Все началось в мае 2010 года. Моего старшего сына Павла от биржи послали на Тамбовский пороховой завод, где набирали рабочих в третий цех. Домой Паша вернулся довольный: приняли! А значит, жену с маленьким сыном будет на что содержать.

Молодой человек обрадовался: третий цех не пятый, там не взрываются. А вот в пятом особенно тяжело и опасно. Этот цех в кулуарах называли «пороховой могилой».

- Но Пашу, ученика рабочего цеха №3 почти месяц посылали «на прорыв» в 5 цех. Рук не хватало, вот и собирали со всего завода, кого могли, - продолжила трагическую историю своей семьи Татьяна Николаевна. - Сын все переживал, как экзамен сдавать будет на разряд, ведь учиться основной профессии, на которую его приняли, было некогда.

Утром 6 июня 2015 года ничто не предвещало беды. Но внезапно к жене Паши Марине пришли с завода и спросили паспорт молодого человека. На вопрос, зачем им документы мужа, Марине ответили, что она потом все узнает сама.

Марина сразу позвонила мне, - продолжила рассказ несчастная женщина. - Конечно, я забеспокоилась: Паша ко всем прочему задерживался с ночной смены.

Домой Павел так и не вернулся, ни к жене, ни к полуторагодовалому сыночку, ни к родителям.

Я начала звонить в «дежурку» завода, никаких объяснений, - поделилась Татьяна Мухина. - Попросила телефон цеха, долго обрывала их телефон. Наконец трубку сняли ответили: «Ничего не знаем, хотите узнать - идите в морг и узнавайте там.

Обеспокоенные родители через несколько минут были уже в морге, где находилось обезглавленное тело паренька. Внутрь их не пустили. Матери пришлось задавать наводящие вопросы о татуировке на руке, об отметинах с детства. Сотрудница обыденным тоном сообщила, что да, все приметы присутствуют. В морге был их 24-летний обезглавленный сын, не проработавший и месяца «в неопасном третьем цехе», который никогда не взрывается.

На похороны сына профком ФКП "ТПЗ" выделил всего 50 тысяч рублей. Со слов матери, больше никакой помощи оказано не было. Страховку Марина за мужа так и не получила. Единственное, что смогла добиться семья, это полтора миллиона, которые суд обязал завод выплатить.

Семья Паши жила на съемной квартире, поэтому я пошла к директору завода, чтобы купить хоть квартирку свою Марине и маленькому внучку, - со слезами на глазах продолжила историю Татьяна Николаевна. - Директор выслушал меня и сказал, что предприятие ведомственное, и он не имеет права самостоятельно принимать такие решения. Посоветовал нам обратиться в суд, который мы позже выиграли.

Единственное, что выплачивается от страховой компании семье сейчас – это пенсия для сына Паши, который в 1 год 8 месяцев остался без отца. К слову, Марина каждые полгода ездит в офис и подает документы о своем семейном положении, чтобы пенсию у ребенка не отняли.

Татьяна Николаевна и Марина постепенно пришли в себя и научились жить без любимого Паши. Но спустя пять лет в дом постучалась очередная беда.

30 сентября 2015 года я занималась с внучатами, была у них в гостях. О том, что на заводе взрыв в цехе, где работал мой муж, узнала от сестры. На заводе получить какие-нибудь сведения опять не удалось. «Обращайтесь в приемный покой, всех туда увезли». И снова, как по кругу, - рассказала Татьяна Николаевна. - Несколько минут и мы были уже в больнице, там сказали, что на машинах «Скорой помощи» отправили уже куда-то. Еще несколько минут ожиданий, и мы в дверях «неотложки». Там подтвердили, что были пострадавшие, некоторых отвезли в ожоговый центр в Тамбове. Среди них оказался и мой муж.

Супруга Александра поместили в реанимацию. - О его состоянии я узнавала от врача, а 5 октября их перевезли на специальных реанимационных автомобилях в Москву, - поделилась несчастная женщина. -Моего Сашу и Димку Ягупова. Связи с Москвой у меня не было, поэтому о состоянии мужа узнавала у бухгалтера завода Владимира Зозуленко, который каждый день звонил в столицу, беспокоился за наших мужчин и нам все рассказывал.

Когда мужчина пришел в себя, то первыми его словами были: «Зачем я остался жив? Лучше бы погиб». Психологов ни с нами, ни с пострадавшими ребятами опять не было. Ни слова поддержки, ни утешения.

- К своим родным мы ездили каждую неделю, оставаться рядом с ними не было возможности. Денег катастрофически не хватало. Ближе к концу октября мы получили помощь от городской Администрации в размере 25 тысяч рублей. За неделю до празднования столетнего юбилея завода, мы с мамой Димы Ягупова пришли в приемную Гололобова, чтобы попросить помощи, - рассказала Татьяна Николаевна. -В письменном заявлении указали, для чего нам необходимы деньги - для посещения больницы, где лежали наши родные. Он посоветовал написать это заявление на имя Козлова.

Однако заявления несчастных людей остались без ответа, более того директор на повышенных тонах выдал: «Какие деньги? Какая помощь? Страховая все оплатит». От профсоюза помощи люди тоже не добились, им сказали, что они не состоят в этой организации, поэтому денег не получат. Единственное, что им дали – это разовую выплату в размере среднемесячного заработка.

Я помню дату 15 декабря, тогда наш глава города Алексей Плахотников собирался в Москву, - рассказала Татьяна Николаевна. - Я смотрела местный канал, он сказал, что обязательно заедет к нашим мужикам в больницу, чтобы убедиться лично, что с ними уже все относительно хорошо. Обещания своего он так и не выполнил. Зачем тогда были его слова? На камеру?

В Москве Александр Мухин пролежал до 28 декабря. Татьяна Николаевна ездила к нему каждую неделю. Если бы не помощь простых рабочих, которые самостоятельно собирали деньги, отрывая от своих и так невеликих зарплат, то семье трудно было бы справиться с новым несчастьем.

- После новогодних выходных я подала все необходимые документы в страховую компанию, которая выплатила нам 1 301 000 рублей. Операции тоже оплачивает страховая компания, а вот на дорогу тратим свои. В марте Саше сделали пластическую операцию на один глаз, в мае будет такая же операция на второй, - под конец встречи поделилась Татьяна Николаевна. - Можно было бы, конечно, сразу оба прооперировать, но ухаживать там некому. Тяжело дались первые три месяца в столичной клинике. Уход, конечно был. Но, пока медсестры со всеми делами управятся, и только после всего приходили в палаты к нашим. Тогда и кормили.

Из местной администрации людям позвонили в середине января. Спустя три с половиной месяца после трагедии чиновники не справлялись о здоровье искалеченного мужчины, они хотели взять у него интервью. Татьяна Николаевна отказала.

Сейчас Александр Мухин пока еще на «больничном», еще много предстоит сделать. На левой руке у него ампутированы фаланги на мизинце и безымянном пальцах. Руки не работают, сгорели сухожилия. Много еще впереди операций.

- Вы позвоните еще пострадавшему Диме Ягупову позвоните, спросите про его дела. Он недавно вернулся с лечения и скоро на выписку, хотя со здоровьем остались еще проблемы, - посоветовала Татьяна Николаевна. - Инвалидность ему не дали. А мы… мы пока продолжать лечение.

На прощание Татьяна Николаевна попросила звонить ей. Мы же пожелали выздоровления Александру Алексеевичу и терпения. Терпения всей, дважды пострадавшей, семье.

Яна Стоящая

Новости по теме:   происшествия Котовск
Поделиться:
«Родители были в морге, где находилось обезглавленное тело паренька»
Просмотров: 15551
 

Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через социальные сети

  •  
    Светлана
    Светлана 8 Апр 2016 #
    Поправьте неточность с датами пожалуйста...утром 6 июня 2010 года как я понимаю...
Твой Тамбов в соцсетях. Присоединяйся!

Рассказать о ТвойТамбов:
Подписка на новости Получайте свежие новости на почту