Детский омбудсмен Евгений Таможник о подростковых суицидах, алиментах и бэби-боксах

11 Декабря 2017 16:15
0

Часто ли тамбовчан лишают родительских прав, как бывшие детдомовцы годами стоят в очереди на квартиру и почему запрет абортов – это плохо? Об этом и многом другом «Твой Тамбов» узнал у уполномоченного по правам ребенка в Тамбовской области Евгения Таможника

Евгений Леонтьевич, Ваш коллега по защите прав, правда, не детей, а бизнесменов, как-то жаловался мне, что полномочий у него маловато. А как у Вас обстоят с этим дела?

Законом определен перечень полномочий, необходимых мне для обеспечения защиты прав, свобод и законных интересов детей Тамбовской области. Этот закон лично нас устраивает. Я бы даже сказал, что он стал эталоном и для других регионов. В Тамбов приезжали депутаты из других областей знакомиться с организацией работы нашего аппарата, перенимать опыт. В то же время, отсутствие федерального закона не позволяет в полной мере осуществлять защиту прав детей. В частности, необходимо было бы нас наделить полномочиями по предъявлению иска в суд. Такой вопрос обсуждается на федеральном уровне.

Число обращений растет? Непосредственно сами дети к Вам обращаются?

Да, есть небольшой рост. В этом году их поступило более трехсот. Довольно часто дети приходят с родителями, с дедушками и бабушками. Но бывает и иначе. Например, два года назад один парень сбежал от матери полураздетый. История нехорошая. Мать над ним издевалась, босиком выгоняла на улицу. Ее лишили родительских прав, мальчик оказался в детском доме. Спустя два года суд отменил решение, ребенок вернулся в семью. Ситуация повторилась, снова ссоры, скандалы, и опять он оказался у нас. На тот момент парню было около 17, мы помогли устроить его в колледж, нашлись и спонсоры, которые помогли деньгами.

Я как-то посещал тамбовскую «ночлежку». Среди бездомных, временно там обитающих, оказался и молодой человек, выпускник детского дома. Жаловался мне, что уже много месяцев в очереди на получение жилья. Насколько я понимаю, это большая, застарелая проблема?

Детский омбудсмен Евгений Таможник о подростковых суицидах, алиментах и бэби-боксах

Детский омбудсмен Евгений Таможник о подростковых суицидах, алиментах и бэби-боксах

Увы, это так. Эта проблема существовала и во времена советской власти, но она уже в области решается. Ежегодно предоставляется около 250 квартир. Сейчас, в конце года, еще 97 бывших воспитанников детдомов получат ключи от жилья, но очередь, конечно, несравнимо больше. Всего в этом году для них построено 257 квартир, а в списке нуждающихся - больше двух тысяч фамилий. Придется подождать. На территории области существуют центры для временного проживания. К примеру, в Красносвободненской школе-интернате имеется такой, помещение санаторного типа, в котором живут лица указанной категории. Некоторые из них уже обзавелись семьями, рожают детей. Также центры функционируют в Рассказово, Мичуринске и ряде других районов.

Но есть и другая проблема. Культура поведения выпускников детдомов, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Например, на улице Школьной им выделили 32 квартиры. Некоторые из них приводят жилые помещения в непригодное состояние: портят санитарные узлы, продают плиты. Кроме того, своевременно не оплачивают коммунальные платежи. Отсюда жалобы от соседей. Сейчас там решено разместить пост полиции. На сегодняшний день положение в этом доме поправляется.

Существуют телефоны доверия для детей и подростков. Есть от них толк?

Эффективность налицо. У нас есть факты доведения детей до самоубийства. Человек получает совет, помощь, возможность выговориться. Особенно когда у ребенка нет родителей, когда он - круглый сирота.

Детский омбудсмен Евгений Таможник о подростковых суицидах, алиментах и бэби-боксах

Если говорить о подростковых суицидах. Складывается впечатление, что в нашем регионе подростки чаще, чем раньше, сводят счеты с жизнью, ну или совершают такие попытки. Это действительно так или это впечатление - следствие резонанса от некоторых громких суицидов последних лет? Я имею в виду «элеватор смерти», где даже снимали один из эпизодов «Битвы экстрасенсов».

Ситуация везде одинаковая, и в России, и на Западе. Раньше этой проблемой особенно не занимались, но мы навели в этом деле порядок. Сейчас ведется единый учет, активно работают все ведомства: от управления здравоохранения до полиции и следственного комитета.

Детский омбудсмен Евгений Таможник о подростковых суицидах, алиментах и бэби-боксах

Необходимо учесть, что детский суицид - это «верхушка» айсберга проблем социального и психологического свойства, и, зачастую, следствие жестокого обращения с ребенком в семье, в школе, в среде сверстников и в обществе.

Огромное влияние на подростков сегодня оказывают социальные сети, в некоторых сообществах активно раскручивается тема суицида. Роскомнадзор выявляет и блокирует такие ресурсы, но они быстро возникают вновь. Мы подключаем к этой работе активных общественников-волонтеров.

Среди детей-суицидентов более 90 процентов школьников. К сожалению, у нас в области не хватает педагогов-психологов. Полагаю, что своевременная психологическая помощь обучающимся - один из мощнейших ресурсов в профилактике суицида.

Больше всего меня беспокоят повторные попытки самоубийств, что свидетельствует о недостаточных мерах вторичной профилактики. Такие подростки не должны остаться без внимания и скоординированных действий педагогов, психологов, социальных работников, врачей.

Детский омбудсмен Евгений Таможник о подростковых суицидах, алиментах и бэби-боксах

По-прежнему в Тамбове хватает злостных алиментщиков?

Да, процентов 8-10 от общей массы поступающих к нам обращений – это неуплата алиментов. Со службой судебных приставов мы практикуем ежеквартальные приемы, на месте разбираемся, принимаем решение. Много уголовных дел возбуждается. Но тут двоякий эффект. С одной стороны, человек нарушает закон, и его постигает заслуженная кара. С другой, что это дает ребенку? Попадет родитель в колонию, но порой там нет работы. Раньше были «стройки народного хозяйства», он там трудился, получал зарплату, с которой удерживали алименты. И дети довольны, и бывшая жена. А сейчас с работой в исправительных колониях сложнее.

Православные активисты, в частности у нас в Тамбове, собирают подписи за запрет абортов. Что Вы об этом думаете?

Безусловно, аборт, без наличия на то медицинских показаний, это негативное явление. Однако категоричный запрет ни к чему хорошему не приведет, а только усугубит положение. У нас уже была подобная практика в СССР, в результате женщины вынуждены были обращаться в подпольные абортарии, рискую не только своим здоровьем, но и жизнью. Необходимо все-таки вести просветительскую работу, нужно убеждать. Немаловажное значение здесь имеет и комплекс мер социальной поддержки.

Ваше отношение к бэби-боксам?

Неоднозначно. Их эффективность не подтверждается ни российской, ни западной практикой. Как показывает статистика, в тех регионах, где установлены бэби-боксы, число преступлений в отношении новорожденных не уменьшалось. В основе этого начинания, на мой взгляд, лежит коммерческий интерес. Чтобы его установить, оборудовать и обслуживать, необходимы значительные средства. Однако многие из них пустуют. И вообще это не панацея, не выход из положения, главное - профилактика отказов от новорожденных, а также социальная и психологическая поддержка матерей.

Детский омбудсмен Евгений Таможник о подростковых суицидах, алиментах и бэби-боксах

В последние месяцы в России и в Тамбове молодежь (в частности несовершеннолетние) активно участвуют в акциях протеста. Я сам видел, как, например, 12 июня подростков без причин забирали сотрудники полиции. За российские флаги, значки с надписями «2018» и «Навальный». Вы знаете о таких случаях, как-то отслеживаете подобные ситуации?

К нам по этому вопросу обращения не поступали.

В последние годы частенько критикуют органы опеки, которые иногда чуть ли не по абсурдным причинам изымают детей из семей. Что вы об этом думаете?

У нас в этом году было изъято 13 детей (в прошлом - 23 ребенка). Причем отобрание производилось из неблагополучных семей, когда была угроза жизни и здоровью детей. Помните, в начале года в СМИ была шумиха, когда забрали в Подмосковье у семьи Дель восемь приемных детей. Тогда много критиковали действия органов опеки. Сейчас продолжаются судебные процессы, начали разбираться с этой проблемой, и оказалось, что эти приемные родители издевались над детьми. Поэтому и журналистам надо внимательней подходить к освещению таких ситуаций.

Александр Смолеев

Поделиться:
Детский омбудсмен Евгений Таможник о подростковых суицидах, алиментах и бэби-боксах
Просмотров: 2178
 

Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через социальные сети

Твой Тамбов в соцсетях. Присоединяйся!
Новости партнёров



Рассказать о ТвойТамбов:
Подписка на новости Получайте свежие новости на почту