«Нашу семью растоптали»: о земельном споре в Никифоровском районе

29 Января 2019 11:55
0

Больного ДЦП совладельца участка избил сосед, суд наказал жертву

Тяжба между семьями Ненашевых и Видрич идет уже не первый год. Предметом спора стал земельный участок, который Ненашевы купили вместе с домом в январе 2000 года, когда решили перебраться из Тамбова в село Дмитриевка. Причин для этого было несколько, но главная – сын Валентины Ненашевой – Сергей. Мальчик родился со страшным диагнозом: детский церебральный паралич. Мать сделала все, чтобы он смог победить болезнь. Сергей вырос ответственным и самостоятельным. Несмотря на то, что полностью функции правой руки восстановить не удалось, он научился своими руками делать очень многое. А жизнь в селе давала дополнительные возможности. После городской квартиры размеры нового жилья впечатляли: только полезная его площадь составляет 172 квадратных метра, плюс надворные постройки, а земли – целых 42 сотки!

Переехав сюда, Сергей окреп и возмужал. Он научился использовать свободу своей территории и свободу самовыражения. Получил грант на развитие собственного бизнеса, стал разводить кроликов, завел пасеку. От группы инвалидности отказался, хотел чувствовать себя абсолютно полноценным человеком.

20170726_182223_HDR.jpg

Жили не тужили пока в 2016 году Валентина Ненашева не собралась узаконить перепланировку дома. Когда приобретали это жилье и землю, документы, в том числе те, где определены границы с соседями, были в полном порядке, план изготовлен всего за три месяца до их переезда, в октябре 1999 года организацией ЦЧО НИИ Гипрозем. Теперь же предстояло только взять в архиве необходимые бумаги.

Запросив их, женщина увидела постановление Голицинского сельсовета от 1 марта 2000 года, в котором ее участок объединялся с соседским на долевых основаниях. В результате недолгих подсчетов она поняла, что теперь владеет с сыном уже не 42 сотками, а только 33. Для тех, кто не силен в математике, поясним, что разница в 9 соток – это площадь полутора участков садово-огородных товариществ, ведь наши дачки, как правило, размещаются на шести сотках. Постановление это вышло через два с половиной месяца после покупки дома. Ненашевых об этом никто не предупредил за 16 лет. И особенно цинично выглядела в тексте постановления фраза «Рассмотрев заявление Ненашевой В.П. об определении долей земельного участка…» Стоит ли говорить, что никакого заявления в деле не было, да и не могло быть.

20170726_181807-.jpg

Безимени-2-.jpg

Законопослушная Валентина Петровна собирала кучу справок и копий, поражалась неграмотностью в составлении и оформлении серьезных документов (то не тот адрес указан, то в акте о передаче 42 соток в бессрочное пользование прежним владельцам дома вычеркнуты их фамилии и вписано «Ненашева», которая в 1995 году здесь еще не проживала). Немало сил и времени ушло у больной диабетом и имеющей вторую группу инвалидности женщины, чтобы подготовить все необходимые для суда бумаги. Никифоровский районный суд согласился с претензиями истицы и отменил постановление от 01.03.2000. Но… участок оставил в долевой собственности.

Соседи же теперь хотят не только прихватить эти 9 соток, но и оторвать еще землицы. И их предложения о новых размежеваниях сразу находят поддержку в районном суде. Увидев недавно последний кадастровый документ, Валентина Петровна ужаснулась:

– В новом плане к соседям уже отошел и мой палисадник, теплица, фруктовый сад, посаженный 18 лет назад, нам оставлена одна дорожка. Даже земля под некоторыми строениями теперь не наша (хотя строения по документам принадлежат им – ред.).

20170726_181919.jpg

Похоже, что Петр Видрич решил просто выжить непокорную женщины с сыном-инвалидом или заставить ее по дешевке продать жилье и землю. В ход идет все. «Скандалят, сносят заборы, плюются, собираются по 6-8 человек родственников приходят на мой участок, грозят, что скоро снесут вообще все заборы. Мы неоднократно вызывали по «02» полицию, участкового, писали заявления, никто никаких мер не принимает. Вызываю я, едут к соседям, потом шлют отписки. Они тут все свои – родственники, одноклассники, а мы – чужие», – рассказывала Ненашева в письме нашему порталу.

Особенно показательным был случай весной 2016 года, когда брат соседа Сергей Видрич на своем тракторе демонстративно начал разъезжать по огороду Валентины Петровны. Пожилая женщина встала перед машиной и едва успела отскочить в последний момент – тракторист мчался на нее, не сбавляя скорости.

20170726_182115-.jpg

Все это болезненно отзывалось на ее сыне Сергее Ненашеве. Понимая, что с обнаглевшими соседями выяснять отношения довольно сложно, он попробовал обсудить вопрос о травле, которую они устроили его маме, с нейтральным человеком. Геннадий Сироткин казался Ненашеву именно таким, хоть он и приходился зятем братьям Видрич. И вот среди дня 18 октября 2017 года Сергей подошел к нему с просьбой повлиять на родственников. Разговор начался на берегу пруда, поблизости работал на тракторе все тот же самый Сергей Видрич. Сироткин не захотел быть посредником в этом деле и предложил высказать свои претензии напрямую самому обидчику. Видрич подошел, сообщил все, что он думает о матери Ненашева и о нем самом, а дальше…

По словам Сергея Ненашева, Видрич ударил его кулаком в лицо, повалил на землю, натянул на его лицо капюшон куртки и начал избивать ногами. Ненашев лежал, прикрывая голову руками, несколько раз терял сознание. Очнулся на земле, весь в грязи, у куртки почти оторван рукав. С трудом поднялся и дошел до дома. Вскоре позвонила мама (она ездила в Тамбов и в это время как раз возвращалась от остановки автобуса), рассказал ей о побоях. Вызвали полицию, но стражи порядка не спешили – приехали только на другой день.

Сергею становилось все хуже. Родственник отвез его на машине в областной центр. Врач травмпункта больницы имени Арх. Луки поставил диагноз: черепо-мозговая травма, сотрясение головного мозга, гематомы мягких тканей лица и теменной части головы, ушибы обеих кистей рук. Уговаривали лечь в больницу, но молодой человек отказался, он не мог оставить маму одну, боялся за ее жизнь. Пять дней не вставал с постели, потом еще долго мучился головными болями, неоднократно обращался по этому поводу к врачам.

Безимени-1-.jpg

Те же самые события с точки зрения Сергея Видрича выглядят совершенно иным образом. Он сообщил следователю, что Ненашев был пьян. Цитаты взяты из обвинительного акта: «внезапно схватил его (Видрича – ред.) правой рукой за плечо, из кармана куртки левой рукой достал какой-то предмет. Из-за скоротечности происходящего он воспринял его, как шило… Держа правой рукой за плечо, Ненашев С. выкрикнул, что убьет его, после чего нанес удар сбоку левой рукой». Видрич «был уверен, что Ненашев С.Г. собрался убить его, ударив шилом… Защищаясь, он рукой блокировал удар левой руки Ненашева, сразу же ударил Ненашева рукой в лицо, куда именно пришелся удар, не помнит, но предмет, бывший в левой руке Ненашева, вылетел, упал на землю, после полученного удара Ненашев упал на землю. Сразу же попытался встать, но оступился, снова упал на колени на землю…»

Далее в акте про то, как противник поднимался, что выкрикивал, как их успокаивал и разнимал Сироткин. По показаниям Видрича, «кроме указанного удара в лицо, нанесенного в момент нападения Ненашева С., никто его больше не бил». Упавший «предмет» – им оказалась маленькая отвертка – Видрич подобрал и положил в свой трактор к другим инструментам. Когда шло разбирательство, в присутствии понятых он передал ее работникам правоохранительных органов.

DSC01218-.jpg

Заявления в полицию написали обе стороны. Началось следствие, которое длилось 8 месяцев. Как обычно в таких делах, показания расходились: Ненашев настаивал на том, что ничего не пил, никакой отвертки в его руках не было, агрессии не проявлял, хотел все обсудить мирно. Его мама была уверена, что полиция и прокуратура во всем разберутся. Она возмущалась, когда жительницы села предупреждали ее, что, если не даст во все инстанции приличных взяток, дело можно считать проигранным, а сын-инвалид детства будет осужден.

Дело действительно дошло до суда. Версию Видрича слово в слово подтвердили сразу несколько человек – все родственники этой семьи. Фактически, кроме конфликтующих, на этом месте был только Геннадий Сироткин. Но в свидетели записался еще один зять Видрича В.И. Шваликовский, который якобы ловил рыбу на пруду недалеко от них. Ненашевы нашли свидетельницу В.А. Мукуцу, которая видела Шваликовского в это время совсем в другом месте, но ее показания судья почему-то не учла. Таким образом, следствие собрало необходимых для процесса двух свидетелей.

В деле фигурировала отвертка, которую обвиняемый не признавал своей, и на которой не было отпечатков его пальцев. Тем не менее, суд избитого инвалида посчитал виновным в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ (Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы). Ненашеву назначили наказание: 240 часов обязательных работ, а также взыскание с него в пользу Сергея Видрича 60 000 рублей.

– Салиджанова – мировой судья, только приступила к работе. Не знаю, почему, но она даже не дала Сергею последнего слова. А нам постоянно возвращала все документы, ссылалась на то, что не хватает бумаг. Например, требовала паспортные данные соседей, с которыми идет конфликт. Откуда можно взять эти данные? – возмущается мать Сергея Ненашева.

Она уверена, что между семьей Видричей и представителями правоохранительных органов был преступный сговор, возможно, имели место взятки. Ну, на то она и мама, чтобы считать своего сына невиновным. Попробуем же рассмотреть это дело непредвзятым взглядом.

T8eCcGJD31E-.jpg

Итак, налицо конфликт, в результате которого одному из участников, а именно Ненашеву, был причинен вред здоровью, а у другого – Видрича – никаких травм не было (об этом упоминается в обвинительном акте и других документах). То есть, если допустить, что отвертка все же была, Ненашев не нанес ею даже незначительной царапины. За что же осудили молодого человека? Какой ущерб он нанес обидчику своей матери?

В том же обвинительном акте читаем показания самого Видрича: «Я испытал страх, он вел себя агрессивно, пугал сам предмет, мог ткнуть им в живот, причинить вред здоровью». Смотрим материалы следствия, что же представляет собой этот предмет. Длина отвертки – 12 сантиметров, длина «жала» – 5 сантиметров (в точности, как длина спичечного коробка). Двое мужчин выясняют отношения. Видрич в полтора раза старше, во столько же раз тяжелее и гораздо выше Ненашева. Середина октября, оба в куртках, скорее всего, и в свитерах. И вдруг сельский тракторист пугается пятисантиметровой железки в руке инвалида – вспоминается Станиславский: «Не верю».

Не очень-то верится, и что Ненашев мог крепко держать Видрича за плечо: из-за врожденного паралича правая рука до сих пор не поднимается на такую высоту. Кстати, в материалах следствия почему-то нигде не упоминается об этом заболевании обвиняемого.

В судах западных стран очень большое внимание уделяется лживым показаниям. Если человека ловят на этом, все остальные его слова автоматически подвергаются сомнению. Попробуем сопоставить слова Видрича с объективными документами. Вот лист осмотра больного в приемном отделении больницы им. Архиепископа Луки от 18. 10. 2017 года: «ЗЧМТ (закрытая черепо-мозговая травма. Ред.), сотрясение головного мозга, гематомы (ушибы) мягких тканей лица и теменной части». Видрич и все его свидетели утверждают, что Ненашев получил только ОДИН удар в лицо, который был нанесен в качестве самообороны. Откуда же тогда гематомы во множественном числе? Мать и свидетельница Мукуца подтверждают, что у Сергея был огромный синяк около глаза, чуть меньше на челюсти и на щеке. Одним ударом такое не нанести.

И совсем уж не согласуется с этим, якобы единственным ударом, гематомы на ТЕМЕННОЙ части головы. Члены семьи Видричей объясняли множество ушибов тем, что Ненашев сам падал на землю. Мы спросили врача, который более 10 лет проработал на «скорой помощи», в каких случаях человек может сам себе травмировать темя. Практически никак, только если что-то упадет сверху или сам спикируешь головой вниз, например с турника. Такая травма обычно бывает в драках, когда бьют чем-то тяжелым по голове или когда жертву валят на землю и избивают ногами. О чем и говорил Сергей Ненашев.

Не хочется обвинять во взяточничестве и коррупции никифоровских правоохранителей и районный суд, но налицо дело, в котором инвалида детства сначала жестоко избили, а потом из-за этого же эпизода обвинили по уголовной статье и заставили выплачивать «моральную компенсацию» своему истязателю. Желающие разобраться в нюансах земельного спора могут посмотреть рассказ-видеообращение Валентины Петровны. Завтра состоится судьбоносное заседание суда.


Антон Веселовский

Поделиться:
«Нашу семью растоптали»: о земельном споре в Никифоровском районе
Просмотров: 1301
 

Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через социальные сети

Твой Тамбов в соцсетях. Присоединяйся!
Новости партнёров



Рассказать о ТвойТамбов:
Подписка на новости Получайте свежие новости на почту